суббота, 17 ноября 2018 г.

Неотправленное письмо

Если я о чём-то в этой жизни и жалею (и не надо кидать в меня помидоры. Они, сейчас, и так слишком дорогие)), так это о том, что не успела написать Астрид Линдгрен, как я её люблю и как она мне помогла в разные тяжёлые моменты моей жизни. Помогла и до сих пор помогает.


Известие о её смерти настигло меня зимой 2002. Страшной зимой 2002г. У меня тогда очень тяжёлый период был в жизни. Прям вот жить или не жить. А если жить, то КАК???
Мы в это время со старшим сыном "Братья Львиное сердце" читали. И меня это спасало. Одна только мысль, что вечер прийдёт, я уложу младшего, закутаюсь в плед и мы со старшим снова отправимся в Нангиялу, сражаться с Катлой и освобождать Вишневую долину, давала мне надежду, что и в мою долину ещё прийдёт весна.
И так я была ей, Астрид, благодарна за эти моменты счастья. Так хотелось ей об этом рассказать. И не успела. И вот это вот неотправленное письмо до сих пор вызывает во мне щемящую грусть.
А почему я вдруг сейчас об этом вспомнила? Потому, что вчера ночью перечитывала "Подстрочник" Лилианны Лунгиной. А она - мой самый любимый переводчик произведений Линдгрен. Ей удалось то, что я больше всего люблю в хороших переводах. Перевести героя из одной языковой среды в другую не потеряв  и не исказив его. Как если бы сама Линдгрен владела бы русским.



А вот на иврите я равнозначного перевода не нашла. А может быть, это я не могу прочуствовать другой язык так же полноценно, как русский. Читаю сейчас дочке , уже по третьему кругу, Эмиля и Мадикен, Пиппи и Бюллербю.Радуюсь, что нас ещё ждут Ронья и Мио, Сухарик и Расмус. И всё равно скучаю. За той, моей Линдгрен...

"Тропинка была белая от цветов вишни, и в воздухе кружились белые лепестки, осыпая нас, застревая у нас в волосах. Мне всегда нравились узенькие зелёные тропинки, усыпанные белыми цветами вишни.
А в конце тропинки стояла усадьба Рюттаргорден с зелёной дощечкой на калитке.
– «Братья Львиное Сердце», – прочёл я вслух Юнатану. – Подумать только, и здесь мы будем жить!
– Да, подумать только, Сухарик, разве это не здорово?
Ясное дело, это было здорово. Я понимаю, почему Юнатану здесь нравилось. А что до меня, так я лучше места и представить себе не мог.
Там был старый белый дом с зелёными углами и зелёной дверью, а вокруг – небольшая зелёная лужайка, на которой рос первоцвет, камнеломка и маргаритки. Здесь же пышно цвели вишни и сирень, а сад был обнесён низенькой серой каменной стеной, увитой розовыми цветами. Через неё можно было запросто перепрыгнуть. И всё же, как войдёшь за калитку, кажется, что стена эта ограждает тебя от всех опасностей, что здесь ты – дома."

Спасибо тебе Астрид Линдгрен. Я люблю тебя. Когда-нибудь, когда мы встретимся "по ту сторону звёзд", я скажу тебе об этом лично...